Александр Бобылев, ООО "Балчуг": «У нас нет уверенности, что органы государственного управления понимают глубину переживаемого гостиничной и ресторанной сферами кризиса»

Апр 14, 2020 | 1 просмотр |

Александр Бобылев, ООО "Балчуг": «У нас нет уверенности, что органы государственного управления понимают глубину переживаемого гостиничной и ресторанной сферами кризиса»

Сегодня Frontdesk.ru побеседовал с одной из ключевых фигур столичного гостиничного рынка, генеральным директором ООО «Балчуг» Александром Бобылевым, на тему того, заметны ли какие-то подвижки в отношении помощи индустрии со стороны Правительства РФ, и каковы перспективы гостиничной отрасли в текущих условиях

Чуть раньше мы писали, что отельеры и рестораторы направили в Правительство страны и Минэкономразвития обращение с просьбой о помощи обеим отраслям, а также развернутый перечень мер возможной поддержки, поскольку «кризис на рынках гостиничных услуг и услуг общественного питания из-за эпидемии коронавируса достиг беспрецедентной глубины». Послание подписали 23 топ-менеджера гостиничных и ресторанных компаний.

- Александр Александрович, вопрос «в лоб»: как дела у гостиницы на данный момент?

- Загрузка – 3-4%. Думаю, на ваш вопрос я ответил. Мы «порезали» все что могли, включая текущие эксплуатационные и операционные затраты. Выведены из эксплуатации целые этажи, персонал перешел на неполную рабочую неделю. Ломаем голову, как выжить дальше.

- Виден ли свет в конце тоннеля?

- Увы, не видно абсолютно ничего. Вернее – вполне отчетливо виден тупик. Все подписанты поддерживают контакт и между собой, и с профессиональными ассоциациями. Мы знаем, что письмо вошло и в аппарат правительства, и достигло Минэкономразвития. Однако последнее, что мы слышали, - это звонок из Минэка о том, что сотрудники, отвечающие за входящую почту, «не видят» приложения к письму. Это те самые предложения по мерам поддержки, которые были отправлены совместно с нашим обращением. Это все. Без комментариев.

- И все-таки, на какую помощь гостиничная индустрия теоретически может рассчитывать?

- До сегодняшнего дня о мерах поддержки было заявлено лишь в отношении малых и средних предприятий. Но даже определение этих понятий – серьезная проблема наших законодательства и экономической политики. Например, в Европе сейчас тоже их поддерживают, но в Германии, Франции и «далее – по списку» «средними» предприятиями считаются компании, в штате которых числится до 250 человек, а годовой оборот – внимание! – до 50 млн евро, малыми предприятиями, соответственно, - те, где работает до 50-ти работников, а годовой оборот достигает 10 млн евро, а ограничения существуют только по количеству работников, суммам оборота и баланса. В России это не так, хотя описанные выше «ограничения» соответствуют основному количеству качественных средств размещения. Могут ли и они надеяться на аналогичную поддержку со стороны властей, хотя бы в части внятных шагов по налогообложению? Все больше кажется, что нет. И это жаль.

- А вообще о перспективах? Как видите ситуацию на данный момент? 

- Главной проблемой сегодня является отсутствие какого-либо представления о продолжительности кризиса, его последствиях и влиянии на различные сферы и отрасли, что, надо признать, серьезно осложняет перспективы и возможности принятия решений о тех или иных мерах поддержки. В гостиничном и ресторанном бизнесах падение произошло фактически одномоментно. И причина не только в вирусе и пандемии: у того, что мы сейчас переживаем – уточню, это мое личное мнение, - минимум две составляющих. А именно: с одной стороны, мы столкнулись с «обнулением» спроса, причиной которого действительно стал COVID-19. Но как только эта, первая, причина исчезнет, нас по-прежнему будет накрывать лавина классического экономического кризиса, с последствиями которого, помноженного на российскую специфику, мы будем бороться еще несколько лет. Копившиеся в отрасли гостеприимства последние 10-12 лет проблемы не были разрешены, последствия чего обрушатся на нас именно сейчас.

Сегодняшний кризис вызовет социальные проблемы и изменения: большое количество людей останется без работы, покупательская способность будет падать. Сложно руководствоваться верой в некий серьезный отложенный спрос, который почти мгновенно все вернет на прежнее место, как только откроются границы или хотя бы восстановятся путешествия по стране. Да, в отношении некоторых дестинаций это верно: например, если речь идет о черноморских курортах. Как только их «откроют», поправить финансовое благополучие им будет проще. Но и они, в конечном итоге, столкнутся с иным уровнем спроса.

Гостиничным предприятиям в столицах и крупных городах будет труднее. Иностранных туристов в ближайшие месяцы можно не ждать. Евросоюз не откроет внешние границы, пока не откроет внутренние. А внутренние не откроет, пока «проблемной» будет оставаться хотя бы одна страна. Да и когда откроет, европейцы первым делом поедут в страны, которые греют им душу и тело: в южные приморские государства, в Средиземноморье и т.д. Россия же - ну никак не в списке приоритетов.

Поэтому предполагаю, что до конца лета российским отельерам выпутаться из глубинного кризиса не удастся. Это актуально как минимум в отношении luxury и upscale-гостиниц в Москве. Вся надежда, по большому счету, на внутренний поток и деловых туристов. Но едва ли разумно полагать, что он превысит обычный докризисный. Хорошо, если сравняется с ним, но и это вряд ли.

- То есть, ваши прогнозы на 2020 год?

- Гостиничное хозяйство будет сталкиваться с серьезнейшими проблемами до конца года, а второй квартал наверняка будет катастрофически сложным. Этот квартал мы уже потеряли. Буду рад, если в течение третьего квартала появятся какие-либо сигналы того, что мы «отскакиваем от дна», а в течение четвертого квартала получится восстановить операционную прибыльность предприятий – по крайней мере, тех, кто до той поры доживет. Но это, на мой взгляд, - оптимистический прогноз. Все может быть и хуже. Если дела пойдут повеселее – возрадуемся; если нет – что ж, придется бороться и пытаться как-то выживать.

Сейчас же мы не можем правильно оценить, какими будут следующая неделя или месяц; мы не можем ничего планировать - из-за распространения коронавируса, возможного общего карантина, непредсказуемости экономической ситуации. Пострадали все составляющие туриндустрии, уже это ударит и по отелям. Мы не можем предположить, например, динамику восстановления пассажирского авиасообщения, ни внутреннего, ни международного, но при любых обстоятельствах такое восстановление займет несколько месяцев. Столько же потребуется и гостиницам для возвращения хотя бы к относительно нормальной хозяйственной деятельности.

- И все же возвращаясь к властям: письмо ваше получили, приложение с мерами потеряли… Будут ли отельеры продолжать пытаться достучаться до «верхов»? В чем вы видите основную проблему взаимодействия с правительством на нынешнем этапе?

- Главный вопрос сейчас не в том, «дошло» ли наше обращение до адресатов или нет. Дошло, мы это знаем. На мой взгляд, проблема в том, что предложенные отельерами и рестораторами меры и идеи с нами никто не обсуждал и не обсуждает. Органы государственного управления обсуждают различные варианты своих и наших действий внутри себя, но у меня сегодня нет уверенности, что они понимают как глубину переживаемого гостиничной и ресторанной сферами кризиса, так и их причины.

Но предложенные нами меры появились не за секунду: мы собирали предложения и внимательно их обсуждали, сводили в окончательную версию, попытались представить схему действий, разложенную на определенные этапы, вписывали варианты.

Мы полагаем, что до завершения второго квартала будем переживать самые тяжелые в нашей постперестроечной истории времена. И на этот период предлагали сохранить предприятиям ликвидность и дать тем самым возможность сохранить персонал, выплачивать заработную плату и оплачивать минимальные текущие хозяйственные расходы - за счет отсрочки налоговых платежей и их списания. Если станет ясно, что за второй квартал ситуация не «рассасывается», то нужно будет обсуждать меры, предложенные для третьего и четвертого кварталов. Но так или иначе мы ожидали какого-то сигнала рынку, что глубину наших проблем понимают, нас слышат и, по мере сил, готовы участвовать в спасении отрасли». Но этого нет. Состояние неуверенности успело перерасти в некую форму психоза, который все больше сменяется всеобщим равнодушием. Я вижу большие риски в том, каким становится общее настроение.

Ключевой вопрос – сохранение в возможном объеме рабочих мест и, в том или ином объеме, заработных плат, ведь серьезные игроки на самом деле действительно заинтересованы в своих работниках. В нашем обращении мы сделали оговорку по затратам на персонал. Понимая, что возмещение затрат - труднореализуемый вариант, мы предлагали рассматривать также возможность иных «компенсационных мер законодательного характера». 

На наш взгляд, говоря о взаимоотношениях трех сторон - государства, работодателя и работника - пришло время такие меры (конечно, как вариант, но только в комплексе) обсудить более детально.

Мы говорим о варианте, когда, каждый, проигрывая что-то вполне конкретное, одновременно выигрывает нечто существенное. Мы предлагаем, например: (а) уменьшить обязательные выплаты работодателя в пользу работника при объявлении простоя; при этом (б) ввести налоговый вычет по налогу на доходы физического лица (на сумму, налог с которой равен пособию по безработице); (в) ввести вычет из страховых взносов, кратный размеру минимальной оплаты труда. Работодатели тем самым получат возможность уменьшить расходы на персонал, в том числе на суммы социальных взносов, но персонал, в том или ином количестве, сохранить. Работники – получат меньшую гарантированную плату, но не облагаемую налогом на доходы физических лиц. Государство, недополучив налоги и социальные взносы, не будет нести затраты по выплате пособий по безработице. Но если работник будет уволен, бюджеты не досчитаются ни налогов на доходы физических лиц, ни социальных взносов.    

Фактически, мы предлагаем задуматься о возможных нестандартных компромиссах на какой-то промежуток времени. Наверное, реализуемым может оказаться какой-то иной вариант, который, может быть, еще только должен быть найден, но, на наш взгляд, он прежде всего должен быть компромиссным, своевременным и комплексным и учитывать интересы всех трех сторон – государства, работника и работодателя. Иначе такой вариант работать не будет. Уже в среднесрочной перспективе – точно.

Мы также предлагаем «обнулить» налоги на имущество и землю, налог на прибыть и уменьшить ставку налога на добавленную стоимость. Мы понимаем и трепетное отношение к этим налогам и их значимость для бюджетов. Но убытки второго квартала «съедят» прибыль первых двух – точно, а всего года – очень вероятно. При нулевой или близкой к ней загрузке налога на добавленную стоимость не будет или он будет в мизерном размере. А налоги на имущество и землю не зависят от результатов хозяйственной деятельности. Ситуация, складывающаяся во втором квартале года, - не предмет для оптимистичных ожиданий со стороны государства.

Так что меры поддержки нужны и срочно. И комплексные. На ближайшем этапе – направленные на сохранение ликвидности предприятий и сохранение максимально возможного количества рабочих мест. Если к концу второго квартала появятся первые сигналы или ростки стабилизации или восстановления – будем задумываться не только о сохранении настоящего, но и о создании основы правильного и развивающегося будущего.  

В основе любых процессов, в том числе социальных и политических, всегда лежат вопросы экономические. Сейчас очень важно найти их правильное решение.

Записала Кристина Голубева, специально для Frontdesk.ru


 

Добавить комментарий

АВТОРИЗУЙТЕСЬ, чтобы можно было оставлять комментарии.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.