Елена Войтко, Казанская Ривьера: "Мы все конкурируем, но стараемся развивать отрасль в целом вместе"

Елена Войтко, Казанская Ривьера: "Мы все конкурируем, но стараемся развивать отрасль в целом вместе"

Фев 28, 2017 / 0 комментариев / 1 просмотр

В интервью Inkazan коммерческий директор «Казанской Ривьеры» Елена Войтко рассказала о результатах работы отеля за последние три года, об особенностях и проблемах развития гостиничного рынка Казани, а также о перспективных направлениях бизнеса отеля.

— В прошлом году приток туристов в Татарстан вырос на несколько процентов. Это должно было хорошо отразиться на выручке отелей.  

— Для нас 2016 год действительно был позитивным, все бизнес-направления демонстрировали рост. Для этого сложился ряд положительных факторов: и работа нашей команды, и общий тренд, который позволяет привлекать в регион все больше туристов. За пределами Казани все больше узнают, какой это красивый город, безопасный, интересный, комфортный и позитивный. Плюс лето было жаркое, что позволило привлечь в аквапарк больше людей, чем в 2015 году.

— А в пик кризиса в предыдущие годы было проседание?

 — У нас не было. Мы идем с положительной динамикой с момента открытия. Рынок этому благоволит, поскольку проводятся международные соревнования уровня FINA, Универсиады, в 2018 году — чемпионат мира по футболу. Конечно, это способствует росту туристической привлекательности. Плюс и на республиканском уровне, и на городском было создано достаточно много структур для продвижения туристической отрасли как одной из приоритетных. Это не может сказаться отрицательно.

Мы продвигаем свой комплекс на протяжении 10 лет, в том числе за пределами Казани. Ежемесячно у нас в 10 городах вокруг Казани, в радиусе 600 километров идет реклама. Это Пермь, Самара, Нижний Новгород, Киров, Ульяновск, Ижевск. Мы активно с ними работаем по привлечению туристов, и они все охотно едут. В аквапарке у нас порядка 85% туристов, в отеле — практически 100%.

— Получается, такие события как Универсиада действительно не одноразовые? Они и потом влияют на турпоток?

— Они дают толчок к развитию бренда и к росту привлекательности для туристов. Это позволяет сделать город красивым, развить инфраструктуру, дороги. Универсиада была не только вкладом в бренд — было направлено много инвестиций, которыми город разумно воспользовался, вложив в спортивные и рекреационные объекты, в аэропорт, создав комфортную среду для жизни горожан и отдыха туристов. Ну а тот информационный флер, который был вокруг Универсиады, позволил продвинуть и обеспечить рекламную активность вокруг города.

Безусловно, продукт стал намного лучше. Я много путешествую по другим городам. Даже приезжая из Европы или из Америки, я вижу, что Казань на очень высоком уровне.

Отрадно, что есть внимание властей к отрасли. Единственно — я считаю, что все-таки недостаточно усилий в плане продвижения. Город большой молодец, что инвестировал в инфраструктуру, и все наши туристы, наверно, 99%, уезжая, хотят вернуться. Но далее, чтобы он развивался, нужно продвижение, нужно больше рекламы. Эти аспекты, я считаю, страдают. Даже люди в Москве не все знают о том, какая прекрасная теперь Казань. Мы должны приложить усилия, чтобы довести до москвичей, до питерцев, до россиян эту информацию.

— То есть этим должны заниматься власти или сами отели?

— Мы выделяем очень серьезные инвестиции, но это не под силу отдельным отелям — продвинуть город. Это должны быть общие усилия, город и республика нам в этом должны помогать.

— А как именно?

— Никто не отменял классическую рекламу — на телевидении, радио, в соцсетях. Мы, например, активно работаем с блогерами. К нам приезжает ежемесячно порядка 20-30 человек, у которых большие группы в соцсетях. Мы их бесплатно привозим, селим, кормим, развлекаем, потом они пишут свои отзывы, выкладывают фотографии и, естественно, рассказывают о Казани.

Но, безусловно, мы намного слабее, чем рынок в целом, чем Казань и республика. Если бы они выделили хотя бы пять миллионов рублей в месяц, это позволило бы привлечь намного больше туристов. Реклама — двигатель торговли, и это правило пока никто не отменял.

— Деньги из бюджета выделяются соответствующим структурам.

— Этого недостаточно. Мы с вами видим много рекламы на телеканалах: рекламируются Греция, Турция, Египет, Испания. Даже чужие страны тратят на это деньги, а мы на своем рынке не хотим донести информацию, какие мы классные и красивые.

На каком-то этапе я опрашивала людей в Москве: подходила на улице к людям и говорила: «Вы знаете, где Казань?» Кто-то говорит, что это Казахстан, кто-то — «не знаю». Кто-то отвечал: «Да, слышал». А сколько лететь до Казани? Люди в основном отвечали: три часа и более.

Как-то раз в аэропорту специалист на стойке регистрации спросил: «Вы куда летите?» Я говорю: «В Казань». Он обернулся к соседу и спрашивает: «А это разве внутренние авиалинии?».

Радует, что со временем ситуация меняется к лучшему. Однако, многим все еще необходимо объяснять, что Казань — это близко, красиво, привлекательно, интересно, вкусно, доступно, что здесь нет языковых барьеров и не нужна другая валюта. Если объяснить хотя бы в Москве — это же огромная агломерация в 20 миллионов человек — то мы почувствуем явный рост туристического потока.

— Пару лет назад представители рынка говорили, что полностью гостиницы загружены только в период международных мероприятий, а в остальное время больше половины номеров пустуют. У вас тоже такая ситуация?

— Наш комплекс объединяет самые разные группы и типы аудитории, поэтому нам удается быть загруженными в течение года равномерно. Понятно, что есть пиковые периоды — лето, новогодние каникулы. Но в целом по году у нас загрузка выше среднего по рынку благодаря наличию аквапарка, пляжа, дополнительной инфраструктуры.

Если говорить о деловом сезоне, то мы работаем на аудиторию бизнесменов, которые приезжают для проведения конференций, ведения деловых активностей. Когда наступают выходные и праздники, к нам едут туристы, чтобы отдохнуть в аквапарке, а летом — и на пляже.

— Какие направления приносят комплексу основной доход и какие вы будете развивать в первую очередь — размещение гостей, конференционный бизнес, развлечения?

— Все направления важны, поскольку, только развивая каждое из них, можно говорить о максимизации прибыли. Понятно, что любой отель построен в первую очередь для размещения гостей, поэтому доход от сдачи номеров — основной. Есть также доход от питания, проведения конференций, банкетов. Когда-то мы были одними из первых, кто стал привлекать свадьбы — 10 лет назад отелями это не практиковалось. Теперь мы проводим порядка 300 свадеб в год. Банкетное направление тоже стало одним из ключевых.

— Ваши основные клиенты — это деловой или рекреационный туризм?

— В аквапарке — это только развлечения и отдых, в отеле — пятьдесят на пятьдесят.

— В последние годы в Казань вышло несколько новых отелей в разных сегментах. Работать стало сложнее?

— Конкуренция усиливается с каждым годом, появляются игроки как местного уровня, так и международного. В город заходят сети по франчайзинговым проектам, что, конечно, затрудняет наше присутствие на рынке, затрудняет рост. Я не могу сказать, что мы без проблем существуем и всегда загружены на 100% — нет, рынок еще находится в стадии становления. Нам в Татарстане, конечно, еще далеко, например, до питерского уровня, но тем не менее. Мы все конкурируем, но стараемся развивать отрасль в целом вместе.

— Допустим, кто-то захочет построить в Казани еще один отель вашего уровня. Это реально? Место на рынке еще осталось?

— Построить наш комплекс достаточно сложно. Он стоил более четырех миллиардов еще 10 лет назад, а сейчас, с учетом инфляции и роста курса доллара, потребуется намного больше инвестиций. Когда мы открывались, конкуренция была намного меньше, и это давало возможность быстрее окупить проект. Сейчас с этим гораздо труднее. Сейчас сильные игроки нашего уровня, насколько я знаю, не планируют выходить на рынок.

— Можно немного рассказать о новых проектах — колесо обозрения, океанариум?

— Сосредоточусь на колесе обозрения, поскольку это уже действующий проект. Задача заключалась в создании необычного объекта для туристов и горожан. Хотелось сделать что-то новое. Мы знаем, что есть колесо «Шурале», но оно отличается от нашего — оно меньше и не круглогодичное.

У нас колесо называется «Вокруг света», каждая кабинка посвящена разным странам мира и столицам. Мы проводили опрос гостей, и они выбирали города, которые им было бы интересно посетить. И атмосферу этих городов мы попытались передать в колесе. Там тематические кабины, на потолке нарисованы достопримечательности, звучит музыка той страны, которую кабина представляет.

Планируем развивать инфраструктуру вокруг колеса, чтобы это место стало местом притяжения. Например, выпускные: мы хотим, чтобы выпускники начиная с этого года сделали традицией встречать рассвет на колесе. Летом возле колеса будет организована сцена, вечерами будут играть современные диджеи, в дальнейшем будет создано концептуальное кафе, качели, арт-пространство, люди смогут сидеть на красивых лавочках, слушать музыку, вечерами любоваться на город и звезды.

— Наверное, вас как-то коснется развитие набережной Казанки?

— В планах у города есть развитие этой набережной, и это здорово. Противоположная (Кремлевская — Inkazan) набережная доказала, что люди любят по ним гулять. Ранее лично для меня было удивительно, почему город, у которого много воды, так спокойно относится к набережным и не развивает их. Известно, что в любых городах, где есть набережные, это всегда место притяжения туристов и горожан. Люди любят воду.

— Какие конкретно изменения должны произойти на территории комплекса, уже известно?

— Насколько я знаю, планируют облагородить берег и сделать набережную прогулочной. Это будет здорово, если мимо нас пройдет дополнительный поток и будет красивая благоустроенная набережная.

— В декабре на Совете по предпринимательству вы просили изменить закон, который запрещает отелям размещать рекламные вывески. Это действительно такая большая проблема?

— Мы видим в этом одни минусы и ни одного плюса. Сами понимаете, без вывесок существовать тяжело. Реклама — это наше лицо. Более того, смущает абсурдность принятого закона. Сколько мы ни опрашивали туристов, раздражают ли наши вывески, не нашли никого недовольного. По-моему, люди с ними прекрасно сосуществуют.

Конечно, не надо вешать вывеску на Кремль. Но большинство отелей находится в такой удаленности от Кремля, что никак не могут мешать людям наслаждаться историческим наследием.

Мировая практика — Лондона, Парижа, Нью-Йорка — доказывает, что современный город — это неоновые вывески вечерами, это свет огней, иллюминация, мультимедийные экраны. В этом вся жизнь ночного города. Взять тот же Лондон и Пикадилли-серкус, которая находится в исторической части: рядом многовековая архитектура и тут же — неоновые экраны. Никто никому не мешает. Зачем в нашей стране пытаются решать несуществующие проблемы — непонятно.

— А есть перспективы пролоббировать отмену этого закона?

— Мы на это надеемся, выступаем на различных уровнях и пытаемся аргументированно убедить.

— Если говорить о госрегулировании в целом, что еще мешает отрасли? Или чего не хватает?

— Конечно, мы все бы хотели каких-то налоговых послаблений, хотели бы, чтобы было меньше бюрократических сложностей. С каждым годом ужесточают определенные элементы контроля за нашей деятельностью, и это усложняет работу. Например, недавно была внедрена система ЕГАИС, а это дополнительный контроль за нашим оборотом алкоголя. Это усложняет работу — не глобально, но все же. Мы работаем в высоком сегменте и сами нацелены на высокое качество наших продуктов и услуг, поэтому имеем достаточно жесткие внутренние системы контроля.

Также я очень ратую за развитие музеев, выставочных центров. Раз у нас большая часть года такая прохладная погода, надо стремиться, чтобы туристам было куда пойти. Зимой мы приезжаем в Питер и много времени уделяем посещению музеев, храмов, передвижных выставок. Здесь тоже есть музеи, но по сравнению с мировыми выставки здесь зачастую не первого уровня и для обывателя не всегда интересны.

При этом шаляпинский, нуриевский фестивали пользуются большой популярностью. Многие антрепризные спектакли проходят с аншлагами. Проект «Джаз в усадьбе Сандецкого» собирает тысячи людей. В местные театры, филармонию билеты раскупаются. Значит, мы понимаем, что популярные культурно-развлекательные и театральные проекты очень востребованы. Хотелось бы, чтобы подобных проектов было больше и с дольшей продолжительностью.

Паломнический туризм — также одно из ключевых направлений, развитие которого находится в руках государства.

— Тогда, возможно, участникам рынка самим стоило бы участвовать в развитии музеев, инвестировать в них?

— В общей практике такого нет. Тем более, переговоры о таких выставках должны вестись на более высоком уровне. В Москве была выставка Серова — люди стояли на улице по нескольку часов зимой.  В Питере проходит выставка картин Айвазовского — и она тоже вызывает огромный ажиотаж. Про Эрмитаж вообще говорить не стоит, там очередь круглый год. Это свидетельствует о том, что нужны художники первого уровня, которые производят впечатление даже на обывателя. Но это дорого и требует определенного уровня договоренностей.

— Может быть, полезен бы был какой-то принцип государственно-частного партнерства: например, один отель поддерживает одно конкретное учреждение.

 — Может быть, но тогда это в большей степени должно касаться промышленных гигантов. У «Татнефти» или «ТАИФа», я думаю, чуть больше возможностей. Поэтому мы были бы рады, если бы партнерство состоялось и выставка Айвазовского к нам приехала. С другой стороны, мы всегда готовы сделать то, что в наших силах и поддерживаем любые положительные начинания, которые помогают туристической отрасли.



Добавить комментарий

АВТОРИЗУЙТЕСЬ, чтобы можно было оставлять комментарии.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.